20 января 2010 15:48

КОЛЫМА В ПЕРВОЗДАННОМ ВИДЕ (газета "Колымский тракт")

Заболоченная местность, непреступные скалы, редкие виды животных и растений – все это Магаданский заповедник. С июня 2009 года в учреждении новый руководитель, на должность директора Государственного природного заповедника «Магаданский» назначен Юрий Бережной, до этого работавший в Охотском территориальном управлении Росрыболовства.

- Юрий Иванович, вы уже освоились на новом месте? Какие проблемы у Магаданского заповедника, какие перспективы?

- На новом месте освоился, хотя не на всех участках еще успел побывать: расстояние между ними огромное, за короткий срок все и не объездишь. В начале нашего разговора предлагаю дать определение понятию «заповедник» - это охраняемая государством природная территория с особым режимом, где запрещена любая деятельность человека, которая может прямо либо косвенно воздействовать на окружающую среду. Организация охранных мероприятий требует больших финансовых средств, ведь эти заповедные территории, очень большие по площади и, как правило, находятся в труднодоступной местности. Наша область не исключение, в Магаданском заповеднике охраной занимаются всего 29 человек – государственных инспекторов. Представьте себе – меньше 30 специалистов отвечают за территорию почти миллион гектар! Естественно людей должно быть больше – по проекту лесоустройства заповедника у нас в штате должно быть 46 инспекторов, мы бы и рады набрать еще работников, но выделяемый фонд заработной платы нам этого не позволяет.

При огромной площади участков заповедника, все они удалены друг от друга на большие расстояния. Это создает для нас очень большие сложности. Возьмем, к примеру, сеймчанский участок. Раньше, когда аэропорт в поселке Сеймчан стабильно работал людей, грузы, топливо доставляли вертолетом – расстояние было небольшое, поэтому и расходы были невелики. Теперь мы можем вылететь лишь из п.Уптар или аэропорта 13 км. При такой транспортной схеме только на один облет участка понадобится несколько вертолетных часов. Сегодня один час аренды вертолета стоит около 100 тыс. рублей – заповеднику не выделяют столько денег, чтобы организовывать хотя бы несколько таких облетов в год.

- И как вы выходите из положения?

- Инспекторы сеймчанского участка, впрочем как и других, живут на кордонах по нескольку месяцев безвыездно, а все необходимое они доставляют себе сами на стареньких лодках в период навигации, либо зимой на снегоходах. Помогают с доставкой топлива речники, спасибо им за это…

- Получается, что вы полностью зависите от государственного финансирования, а как же туризм? Многие хотели бы увидеть красоты нашей природы, ведь на этом можно зарабатывать.

- Это очень интересный вопрос, но сначала я расскажу как это сделано «у них». В других странах заповедников вообще не существует. Вместо них есть национальные парки, отличие которых в том, что они созданы не только для сохранения природы, но и для привлечения туристов. Люди приезжают туда, наблюдают за поведением зверей и птиц в естественной среде обитания, занимаются рыбалкой по принципу «поймал-отпустил», фотографируются на природе, покупают сувениры и т.п. Естественно, парки зарабатывают на этом хорошие деньги и за счет них и существуют. Фактически эта целая отрасль с огромными оборотами. Но при этом, заметьте, природа сохраняется! Как сделано у нас? – в России долгое время были только заповедники. И, как я же говорил, на этих территориях любая деятельность человека запрещена, то есть ни о каком туризме не может быть и речи – таков закон. Но с другой стороны, когда в 90-е годы прошлого века настали очень сложные времена в плане финансирования, государство дало возможность заповедникам зарабатывать самостоятельно, переведя некоторые из них в статус национальных парков. До сих пор законодательство не соответствующим образом не изменено, однако большинство заповедников, так или иначе, сотрудничают с тур операторами, привлекая к себе туристов. Конечно же, за ними следят, чтобы природа осталась нетронутой, но вся эта деятельность государством никак не регулируется и не поддерживается, о существовании целой отрасли, как в других странах, пока не может быть и речи. Нужно окончательно определиться – либо мы оставляем все как есть и не пускаем никого в наши заповедники, но при этом выделяем достаточно средств на их содержание, либо мы создаем национальные парки, которые будут зарабатывать средства самостоятельно. Особенно это касается Магаданского заповедника, расположенного на территории Крайнего Севера, в суровых и непредсказуемых климатических условиях.

- А как у нас? Если национальный парк создать в Магаданской области, он сможет выйти на самоокупаемость?

- С 2001 года заповедник, совместно с компанией «ДВС-Тур» эксплуатирует туристическую базу на реке Студеной (Ямский участок магаданского заповедника). Туда каждое лето приезжают любители дикой природы, в основном иностранцы – из Франции, США, Норвегии и других стран. Для них разработаны экологические маршруты, включая сплавы и так далее. Казалось бы, этот пример показывает, что национальный парк можно создать на Колыме, однако для этого нужны большие инвестиции на обустройство инфраструктуры, рекламу и т.п. Иностранец, который чтобы попасть на Колыму, перелетел через всю Россию уже приезжает к нам недовольным в первую очередь ценами на авиабилеты. До места отдыха можно добраться только вертолетом, а это тоже существенные затраты. Плюс туризм у нас дикий в прямом смысле этого слова: ночевка в палатках, минимум удобств. Большая часть туристов к такому не готовы - им нужен высокий уровень комфорта даже в глухой тайге.

- Давайте вернемся к теме охраны заповедных территорий. Как организована работа инспекторов?

- Еще с советских времен в заповедниках была введена кордонная система охраны. Кордон – база, место, где живет инспектор, охраняющий свою территорию, его дом и офис. Как правило, это деревянная изба и несколько хозяйственных строений. Летом-осенью я объехал кордоны, расположенные на Кава-Челомджинском, Ольском и Ямском участках заповедника. Скажу прямо – картина весьма удручающая, все держится на энтузиазме самих инспекторов, которые из-за дефицита финансирования вынуждены самостоятельно ремонтировать строения с помощью подручных средств. Кроме того паводок, прошедший этой весной сильно повредил несколько кордонов, конечно что-то мы восстановили, но это лишь латание дыр и такими точечными методами проблему не решишь. Для эффективной охраны территории число кордонов должно быть увеличено, инспекторов необходимо вооружить, снабдить современными снегоходами и плавсредствами, а также обеспечить надежной связью. Однако самая главная наша проблема – это кадры. Из-за невысокой зарплаты и специфики работы пополнить штат – задача почти нереальная. Тем не менее, сейчас в разработке находится долгосрочный план развития заповедника, в котором особое внимание уделено именно охранным мероприятиям. Чтобы повысить их эффективность целесообразно задуматься о создании так называемых оперативных групп инспекторов, которые смогут контролировать даже самые «медвежьи углы» заповедника и быстро реагировать на изменения ситуации. Как это достигается? Группа не сидит на каком-то конкретном месте, как инспектор на кордоне, а постоянно «колесит» по территориям заповедника и никто не знает, где она окажется завтра. Конечно же, для этого необходимы серьезные затраты на транспорт, ГСМ, и групп должно быть несколько, но именно такая система включающая в себя стационарный (кордоны) и мобильный (опергруппы) виды контроля, на мой взгляд, наиболее эффективна.

- Что ж, удачи Вам и спасибо за интервью.

Виктор Пчелинцев.
газета "Колымский тракт", январь 2010 г.

 

Rg 02 04 Rg